Александро-Невский Хренников общежительный мужской монастырь близ г. Борисоглебска.


     Всматриваюсь в старинные фотографии…Одухотворенные лица людей разных сословий и званий, прекрасные здания, величественные в своей божественной красоте храмы и монастыри… Эти образы – голоса из прошлого, нашего прошлого, еще не поруганного, не порушенного, не обезличенного и не оскверненного. Это лики нашей истории – многогранной, сложной и, зачастую, трагичной.
     Вот одна из фотографий с надписью «Борисоглебск. Мужской монастырь». Это фото непосредственно связано с давней историей той местности, в которой живу. Но разве был в городе Борисоглебске мужской монастырь? К сожалению, сегодня многие далекие от церковной и светской истории люди, вероятно, отрицательно ответят на этот вопрос или пожмут плечами. Но фотография – документ неоспоримый, на ней прекрасный семикупольный каменный храм, другие монастырские постройки.
     Святая обитель во имя молитвенника и заступника Русской земли святого благоверного князя Александра Невского в окрестностях города Борисоглебска, тогда еще относящегося к Тамбовской губернии, действительно существовала и была средоточием монашеской жизни и одним из значительных духовных центров не только Тамбовской, но и соседней Воронежской губернии.




Александро-Невский Хренников мужской монастырь



     В современной духовной и научно-исторической литературе достаточно большое место уделяется истории православных монастырей. Издавна русский монастырь был духовным оплотом нашего народа, центром просвещения, а подчас и русской государственности. Издавна русский монастырь был духовным оплотом нашего народа, центром просвещения, а подчас и русской государственности. К монастырям и монашествующим всегда тянулась душа православного человека в поисках духовной чистоты, нравственного очищения и прозрения. Именно здесь многие находили то, что так долго искала их мятущаяся душа – доброе и мудрое слово утешения, строгое отеческое наставление, примеры высокого и подвижнического монашеского служения, послушания, поста и молитвы.
     Сегодня из руин возрождаются многие некогда оскверненные и поруганные в годы богоборческой власти обители. Здесь вновь возрождается монашеская жизнь, слышится Слово Божие, призывающее народ к покаянию и Стоянию за Свою Веру.
     Но в духовной истории нашей страны есть еще немало страниц, которые только приоткрыты и ждут своего прочтения. Сегодня мы попытаемся приоткрыть и прочесть еще одну из них.
     Наряду с известными русскими монастырями по всему лику нашего Отечества рассеяно большое количество малых монастырей, скитов, пустыней и монашеских общин, которые вместе с крупными обителями являлись и являются вместилищем духовных ценностей нашего народа. Из века в век их насельники по крупицам собирали духовный мед в житницы своей бессмертной души.

Вид монастырь



     Одной из таких малых обителей являлся мужской Александро-Невский Хренников монастырь, что, однако, не умаляло и не умаляет его важного духовного значения в жизни г. Борисоглебска, а также окрестных городов, сел и деревень.
     Монастырь был заложен 19 августа 1901 года при преосвященном епископе Тамбовском и Шацком Георгии (Орлов) (1898 – 1902)) в 2 км от г. Борисоглебска, на земле потомственного почетного гражданина, купца II гильдии Алексея Петровича Хренникова, согласно его духовному завещанию. Но воля завещателя не сразу была исполнена его потомками. Только по прошествии многих лет его сын Василий решил исполнить волю отца.
     А.П. Хренников родился в 1788 г. в с. Романово. Учась в школе он упорно занимался изучением истории родного края. Будучи человеком глубокой веры, получив образование, Алексей Петрович стал активно заниматься развитием духовной культуры в Липецком уезде Тамбовской губернии.
     Доход купеческой семьи Хренниковых, в которой было 5 сыновей и 2 дочери, складывался от продажи скота, хлеба, работы мукомольных мельниц, считавшихся лучшими в уезде.
     Алексей Петрович не жалел средств на строительство и содержание храмов и монастырей, был крупным меценатом. На его средства и его стараниями в г. Липецке в 1842 г. был построен прекрасный Троицкий храм (сейчас на этом месте стадион «Металлург»). Кроме того, он содержал приют для бедных детей, часто сам водил детей в театр на спектакли Чехова, читал им произведения русских классиков, обучал истории, проводил с детьми много времени.
     Изначально А.П. Хренников планировал открыть странноприемный дом в г. Воронеже для паломников и бедняков, ищущих заработка в южных губерниях России. Но этому намерению при жизни А.П. Хренникова не суждено было осуществиться. В 1871 году А.П. Хренников отошел ко Господу. Его потомки не совсем понимали, что собственно разумел завещатель в своем завещании под словом «странноприемный дом». И только в 1901 году воля была исполнена (через 30 лет).
     Новый монастырь официально значился строящимся при селе Большая Грибановка. А.П. Хренникову принадлежали здесь обширные земли, границы которых простирались от Малой Грибановки до г. Борисоглебска. Центр имения находился в Большой Грибановке, поэтому и новый монастырь считался строящимся при этом селе, хотя находился от него в 10-15 верстах и всего в 2 верстах от Борисоглебска.
     Монастырь строился на высоком берегу реки Вороны, откуда открывался прекрасный вид на пойменный луг и г. Борисоглебск. Для строительства и содержания монастыря по завещанию было отведено 1785 десетин леса. Основные строительные работы были завершены уже к сентябрю 1903 года, когда строящийся монастырь посетил епископ Тамбовский и Шацкий Иннокентий (Беляев) (1903-1909)). После осмотра монастырских построек был составлен акт, в котором Его Преосвященство и все лица, осматривавшие строения, выразили мнение, что поостренных зданий для открытия монастыря вполне достаточно и они отвечают своему назначению.
     В монастыре было выстроено 9 зданий, в том числе однопрестольный каменный храм во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца и странноприемный дом, деревянный, крытый железом, на каменном фундаменте. Вся площадь монастыря (150х50 сажень) была обнесена деревянной оградой с четырьмя воротами.
     Официальное открытие новой обители состоялось в сентябре 1904 года. По благословению Святейшего Синода ей было дано название Александро-Невского Хренникова монастыря. Таким образом, в названии увековечивалось святое имя доброго жертвователя Алексея Петровича Хренникова.
     Вот как описывает открытие монастыря современник: «В городе Борисоглебске 14 сентября 1904 года происходило, редкое по своей обстановке и особому значению, духовное торжество. В этот день го­род праздновал во главе со своим Архипастырем открытие первого в Бори­соглебском уезде мужского монастыря, устроенного на земле, завещанной потомственным гражданином Алексеем Петровичем Хренниковым, трудами и заботами его сына и душеприказчика Василия Алексеевича Хренникова.
     Господь не сулил последнему узреть своими глазами торжество откры­тия монастыря, своим участием в нем положить последнее звено в задуман­ное его отцом доброе дело - он несколько месяцев не дожил до торжества открытия, о котором так мечтал и которого так жаждала его душа. Но и там, за пределами сей жизни, он не остался без утешения. Благодарные ему граж­дане города Борисоглебска и жители окружных сел вместе со своим духовен­ством по указанию Преосвященнейшего Тамбовского епископа Иннокентия, накануне открытия монастыря в предшествии крестных ходов из всех бли­жайших церквей, собрались в селе Малой Грибановке и здесь, над могилою почившего, молились о даровании его душе вечного покоя и царствия небес­ного. По совершении панихиды, все прибывшие в Малую Грибановку крест­ные ходы соединились в один весьма многолюдный и отсюда направились во вновь открываемый монастырь. Получилось величественное религиозное шествие. Между тем в монастыре готовились к совершению всенощного бдения, которое тотчас же и началось, как только прибыли сюда крестные ходы. Несмотря на то, что крестные ходы сделали в этот день около 15-20 верст, участники их и не подумали об отдыхе, они заполнили монастырский храм и двор и с благоговением оставались здесь до конца богослужения, ко­торое закончилось только к 11 часам ночи.
     На другой день в монастырь прибыл не менее многолюдный и величе­ственный крестный ход из всех церквей Борисоглебска. По прибытии его на­чалось) освящение монастырского храма во имя Святителя и Чудотворца Ни­колая. Как освящение храма, так и первую литургию в нем совершал Преос­вященный Иннокентий. После литургии Преосвященный, при участии 120 священников и десятков тысяч богомольцев, до тесноты заполнявших об­ширный монастырский двор и прилегающую к нему площадь, совершил кре­стный ход вокруг монастырских стен с пением молебна св. Николаю Чудо­творцу, Александру Невскому и Преподобному Серафиму, Саровскому Чу­дотворцу. Торжество закончилось освящением здания, в котором по мысли завещателя должен быть открыт странноприимный дом, после чего мона­стырь совершил первое доброе дело, накормив своею скромною монашескою трапезой тысячи прибывших на монастырский праздник из разных сел бого­мольцев.
     Монастырь учреждался мужским, общежительным. Необходимо было налаживать духовную жизнь и быт новой обители. Первым строителем монастыря Промысел Божий судил стать уроженцу города Борисоглебска игумену Серафиму. Об этом человеке и его духовной миссии на первоначальном этапе создания монастыря следует сказать особые слова.


Игумен Серафим с отцом , монахом Игнатием



     Игумен Серафим, в миру носивший имя Стефан, родился в г. Борисоглебске в 1852 году в семье мещан Ивана Леонтьевича и Иустинии Алексеевны Титовых. С ранних лет он с родителями пешком ходил на поклонение святым угодникам Божиим в Киевскую Лавру, к святителю Тихону Задонскому и Митрофану Воронежскому. Стефан с радостью последовал примеру своих благочестивых родителей, вместе с ними он оставил мир и удалился в монастырь. Мать поступила в женский Тюнин монастырь г. Задонска, а отец с сыном отправились в Палестину поклониться Живоносному Гробу Господню.
     В 1867 году они поселились на Св. горе Афон, где и приняли монашеский постриг. Здесь, теперь уже инок Серафим, в 1876 г., был рукоположен в иеродиакона, а в 1877 г. в иеромонаха. Человек глубокой, твердой веры и подвижнических трудов, иеромонах Серафим стал на Св. Афонской горе устроителем двух келий – Иоанно-Богословской и Благовещения Пресвятой Богородицы Хиландарского монастыря. Узнав о том, что многие православные святыни на территории Северного Кавказа находятся в запустении, в 1887 г. он вместе с отцом, испросив благословения, отправляется в Ставропольскую епархию и осматривает древние храмы Зеленчукского ущелья. Иеромонах Серафим выражает желание основать здесь монастырь и восстановить древние храмы. Помощью Божией его намерение было исполнено Свято-Александро-Афонская Зеленчукская пустынь была открыта 12 ноября 1889 года. В этот день ее устроитель иеромонах Серафим был возведен в сан игумена. Вероятно, Господь даровал этому человеку особую благодать – быть устроителем храмов и монастырей. На этом духовном поприще игумен Серафим возрастал от силы в силу сам и спасал вокруг себя многих.
     Он в совершенстве знал греческий и турецкий языки. Обучившись на Св. Горе Афон живописи, стал прекрасным иконописцем. Его кисти принадлежит написанная на Афоне в 1879 г. икона Божией Матери «Отрада или Утешение». Этот дивный образ в начале 80-х гг. ХIХ в. был привезен в Россию и пожертвован некой вдовой в Таволжанский женский монастырь Воронежской епархии. В монастыре эта икона была особо почитаема, так как многие молившиеся перед ней, получали исцеления от своих душевных и телесных недугов. В годы богоборческого лихолетья насельницы монастыря, спасая этот дивный образ, принесли его в Знаменский храм г. Борисоглебска, где икона пребывает и поныне, являясь поистине великой храмовой святыней.
     Зная о такой добродетельной жизни и подвижнических трудах игумена Серафима, именно его пригласил Василий Хренников для обустройства монашеской жизни в новой обители. Отец Серафим прибыл в монастырь в начале 1902 года вместе с афонскими монахами и насельниками Зеленчукской пустыни – иеромонахом Никанором (Тарасовым), монахом Игнатием (Титовым, отец игумена Серафима), послушником Михаилом (Федотовым), послушником Михаилом (Логвиновым). Все они явились его первыми насельниками и строителями, положившими немало духовных и физических трудов для создания монастыря. Вместе с ними явился на Борисоглебскую землю дух Святого Афона, по Афонскому уставу мыслил строить здесь монашескую жизнь игумен Серафим.
     Но, видимо, враг рода человеческого с этим смириться не мог. В середине 1904 года по ходатайству душеприказчика В.А. Хренникова, недовольного медленными темпами строительства монастыря, о. Серафим и названные насельники были перемещены из Хренникова в Казанский монастырь. Игумен Серафим, впоследствии, перешел в число братии Козловского Троицкого монастыря Тамбовской епархии.


Игумен Никандр



     В конце 1904 года настоятелем и строителем Хренникова монастыря становится выходец с Валаама и хороший знаток тамошних порядков иеромонах Иероним (Сисюгин), а после него, в 1907г. иеромонах Исаакий. В 1909 г. настоятелем Хренникова монастыря становится игумен Никандр. С именем игумена Никандра связан расцвет обители. Игумен Никандр был человеком высокой духовной жизни, являя собой пример для братии. При жизни, не только в монастыре, но и далеко за его пределами многие почитали его духовником, наставником и старцем. Великий дух веры этого человека передался и насельникам монастыря, в котором был установлен устав строгой монашеской жизни и благочестия.
     Хренников монастырь численно быстро рос. С 1904 по 1911 годы число его постояльцев увеличилось до 47 человек: настоятель, казначей, три иеромонаха, четыре иеродиакона, восемь монахов, восемь указных послушников и 22 человека. По состоянию на 1911 год храм в монастыре по-прежнему имелся один, каменный, крытый железом, теплый во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. На площади монастыря находилось четыре корпуса – два каменных и два деревянных. В первом корпусе были трапезная, кухня, кладовая. Во втором располагались настоятель, казначей, рухляной. Третий деревянный корпус был келейным, в нем размещалось 20 человек братий. В четвертом деревянном корпусе были просфорня и хлебня с кельями для служащих. Кроме того, внутри ограды монастыря имелись: амбар, ледник, кузнеца с флигелем и сарай для плотничьих работ.
     В бытовом отношении монастырь был оснащен по последнему слову техники того времени. Имелся водопровод, для его функционирования возвели водокачку и водоподъемную машину. Водокачка снабжала водой и монастырскую баню и богодельню. Богодельня при монастыре тоже была устроена вместе со странноприемным домом по воле завещателя. В 1909 году при игумене Никандре при монастыре был устроен кирпичный завод, вырабатывавший за лето 500 000 кирпичей, необходимых для постройки каменной ограды, монастырского соборного храма и братского корпуса.
     Средства содержания монастырь получал от обработки земли и от продажи ежегодно 25 дес. леса. Монастырская ризница и храм были полностью укомплектованы всем необходимым. Кроме необходимой духовной литературы, игумен Никандр выписывал и книги по ведению лесного хозяйства, глиноведению и др.
     Несмотря на масштабные строительные работы, проводимые в монастыре, игумен Никандр изыскивал средства и на благотворительность. В 1911 году он просил разрешения епархиального начальства на продажу 22 дес. леса с целью передачи вырученных средств борисоглебскому Питиримскому миссионерскому братству для устройства детского приюта.
     Мудрому авве и незаурядному строителю и созидателю игумену Никандру, к сожалению, не суждено было управлять монастырем. В 1911 году он скончался, оставив сиротами братию монастыря. Значимость фигуры игумена Никандра для насельников подчеркивает статья бывшего послушника монастыря, опубликованная в журнале «Русский инок» в январе 1912 года:
    Игумен Никандр

     15 июля 1911 года, двенадцать унылых ударов в колокол возвестили насельникам - пустынной Борисоглебской Александро-Невской обители, что их многоболезненный авва в Бозе почил. Тихо догорал он... догорал, как горит лампа, когда уже мало в ней елея. Но при телесной слабости болящий о. игумен Никандр и при последних минутах своего земного жития, бодр был духом. И невольно теперь при могиле его встает предо мною вся его жизнь, все его иноческое делание. Это был инок-аскет, даже вид его напоминал древних подвижников благочестия. Но при всем аскетизме его жизни, он имел чуткое, благородное сердце. Это был авва с утра и до вечера, с вечера и до утра. Он ушел из мира уже овдовевшим священником, испытав несчастную семейную жизнь. Он в монашестве искал желанного покоя и нашел его.
     Вся жизнь его в монастыре это была сплошная умная молитва. Невольно возникают в памяти его проникнутое благоговейностью служение, его простые, краткие, но глубокие по содержанию проповеди. Как говорил он! Он мог говорить так, что вся церковь ловила каждое его слово... Это был действительно делатель винограда Христова. Это был отец иноков, это был старец-молитвенник, да и административная города в нем была прекрасная. Он в течение 2-х лет обстроил монастырь, огородил оградой, приобрел массу инвентаря, открыл приют для сирот мальчиков. Вообще, был человек энергии, человек дела. На мой вопрос "Батюшка! Когда же Вы отдыхаете". Он лишь отвечал: "Я Володя, отдыхаю в разнообразии занятий". Помолись же, авва, за осиротелую обитель, за осиротелых иноков... помолись и за меня, так безжалостно ушетшего от тебя, ради презренного личного счастья. Верю я, что ты будешь иметь у Господа дерзновение за твою истинно иноческую, редкую в наше время жизнь"

     Святую память об игумене Никандре жители Борисоглебска хранят по сей день. РПЦ он был прославлен как местночтимый святой Воронежско-Борисоглебской епархии (память 28 (15) июля). Его святые мощи почивают на монастырском кладбище.
    После кончины игумена Никандра к руководству монастырем монастырский казначей иеромонах Константин, а в 1914 году – иеромонах Варнава. С декабря 1914 года по апрель 1916 года монастырем управлял валаамский иеромонах Сильвестр (Романов), в последствии новомученник и исповедник Русской Православной Церкви ХХ века, умер в 1932 году в Соловецком лагере особого назначения. По своему внутреннему духовному устройству монастырь пользовался положительной репутацией, иначе его не выбрали бы для своего жительства афонские монахи. С 1916 года в числе насельников монастыря был афонский иеромонах Николай (Конякин), характеризуемый настоятелем с самой положительной стороны. С марта 1914 года по июнь 1915 года в числе братии Хренникова монастыря находился Валаамский монах Афанасий (Егоров), в последствии игумен, келейник митрополита Сергия (Страгородского), преподобномученник, расстрелян 19 августа 1937 года, канонизирован Архирейским Собором Русской Православной Церкви 13 -16 августа 2000 года.
    Мирное, созидательная, духовная жизнь обители была нарушена наступлением времени, когда Церковь в России была поставлена безбожной властью вне закона. Последнее письменное свидетельство о существовании Александро-Невского Хренникова монастыря после 1917 года относится к 21 июля 1918 года. Его постигла тяжелая участь тысяч и тысяч разрушенных и оскверненных русских монастырей.
    В 1922 году все еще существовавшие к тому времени монастыри по воле новой власти были переведены в ранг трудовых общин. До 1924 года на территории монастыря размещался детский приют. После 1924 года территория монастыря была передана военному ведомству и здесь размещались различные военные части – артиллерийские, связи, тылового обеспечения. Последняя военная часть, располагавшаяся на месте Хренникова монастыря, расформирована в 2007 году.
    В период безбожного лихолетья все монастырские постройки были разрушены. Сохранилось лишь двухэтажное каменное здание хозяйственного назначения, находившееся вне территории монастыря. Сегодня на монастырской территории установлен двухметровый поклонный крест в память о тех, кто служил здесь Богу и погребен в этой земле. Около монастыря бьют два святых источника: св. вмц. Варвары и св. благоверн. князя Александра Невского. Источник великомученицы Варвары входил в официальный реестр святых источников дореволюционной России. Сохранились подземелья монастыря. В юго-восточной части территории сокрыты монастырские склепы.
    Милостию Божией не все святыни Хренникова монастыря были уничтожены. Полностью сохранился деревянный резной иконостас Никольского храма, а также храмовые иконы св. Николая Чудотворца и св. благоверн. князя Александра Невского. В 20-е годы эти святыни были вывезены насельниками монастыря в село Самодуровка Поворинского района Воронежской области. В настоящее время они находятся в храме Рождества Пресвятой Богородицы этого села.
    ________________
     Помощию Божией приоткрыта еще одна страница богатой и насыщенной событиями духовной истории нашего края. Сегодня верующие из города Борисоглебска идут к этому святому месту духовного подвига наших предков, чтобы поклониться их святой памяти, вознести молитвы Святому благоверному князю Александру Невскому, Святителю Николаю Мирликийскому Чудотворцу, святому праведному игумену Никандру, в доброй надежде на то, что это святое место не останется в запустении, будет возвращено Церкви и здесь вновь зазвучит Слово Божие.


С.В. Шуваев.
Руководитель духовно-исторического
отдела Борисоглебского церковного округа.

 
На главную страницу
 
 
Оставить отзыв
 

 
 
 

Оформление сайта:     
e-mail:admin@borblag.ru   
тел.8-47354-9-11-24